Знакомства василий антипов быково

Анастасия Корниенко | ВКонтакте

знакомства василий антипов быково

Анастасия Корниенко, Симферополь, Украина. Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы связаться с Анастасией Корниенко или найти других. Так Василий Георгиевич Клочков стал защитником советской столицы. " Велика И вот - Дружковка, знакомство с такими же, как он, советскими Но вот в боях за деревню Быково вражеская пуля оборвала жизнь М. А. Штопко, С. Я. Антипов, С. Т. Се-линовский, М. М. Тараканов, Т. Н. В процессе знакомства с наигрышами настоящего сборника может возникнуть вопрос: почему балалаечные . Антипов Иван Сергеевич г.р .

Клочков жил с семьей в Средней Азии. Оттуда и ушел на фронт. За доблесть и отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками был награжден орденом Красного Знамени. Их было 28 на разъезде Дубосеково. Враг предпринимал одну атаку за другой, пытаясь овладеть разъездом и продвинуться к Москве. Танки с черными крестами, не выдержав упорного сопротивления воинов, повернули вспять. Он был остановлен ценой жизни славных героев-панфиловцев во главе с политруком 4-й роты 2-го батальона го стрелкового полка й стрелковой дивизии.

Клочкову и другим участникам невиданного поединка с врагом у разъезда Дубосеково было присвоено звание Героя Советского Союза. Клочкова воспроизводится по его первой публикации в сборнике "Письма с фронта" Алма-Ата, Завещание Прошу переслать его моей матери, Лурье, проживающей в г.

Кирове, она эвакуирована из Латвии. Я умираю за Родину, за коммунизм. Прошло два месяца ожесточенной борьбы с врагом. Для меня наступил последний этап борьбы - борьба за Таллин. Отступления быть не. Жалко умирать в 24 года, но в настоящей борьбе, где на весы истории всего человечества ставятся миллионы жизней, я свою также отдаю, зная, что будущее поколение и вы, оставшиеся в живых, будете нас чтить, вспоминать как освободителей мира от ужасной чумы.

Я не первый и не последний, положивший голову за коммунизм, за Родину. Да здравствует СССР и победа над врагом! Товарищ, верь, взойдет она, Заря пленительного счастья. Фашизм будет уничтожен, И на обломках самовластья Напишут наши имена! Комсомолец Латышского полка Вина Лурье В тяжелых оборонительных боях против немецко-фашистских захватчиков на территории Латвии и Эстонии летом года участвовали бойцы 1-го Латышского добровольческого стрелкового полка.

Сформированный в первые дни Великой Отечественной войны из коммунистов и комсомольцев, студентов и советских активистов Латвии, полк в августе года вместе с другими частями Красной Армии и моряками Краснознаменного Балтийского флота защищал Таллин. В рядах этого полка сражался и комсомолец Бина Лурье - ровесник Великого Октября. Еще в буржуазной Латвии он начал борьбу за свободу и счастье своего народа. Ульманисовский суд приговорил его за коммунистическую деятельность ко многим годам каторжных работ.

В июне года в Латвии был свергнут фашистский режим. Аролович вспоминает об отважном юноше: Я помню очень хорошо, как трудно было ему двигаться с опухшими от ревматизма суставами ног, как тяжело, превозмогая боли, давались ему военные походы через болота Эстонии Все товарищи уважали Б. Лурье за его политическую грамотность и эрудицию.

Товарищ Лурье был героическим и стойким человеком". Во время уличных боев в Таллине фашистская пуля сразила Бина Лурье. После гибели любимого товарища боевые друзья нашли у него письмо-завещание, вложенное в комсомольский билет. Давно я не писал тебе, так как отправить письмо все равно не было бы, возможности.

Невозможно это и. Но я думаю, что написанное письмо все равно как-то дойдет до тебя, а ненаписанное - исчезнет бесследно. Вот я и сел писать. Сижу в большой хате. Вокруг меня на лавках, на лежанке, на полу спят ной дорогие товарищи.

Они спят в полной выкладке: Горит ночник, его - шаткое пламя гонит тени по белым стенам мазанки. За столом напротив меня - комиссар.

Он так же, как и я, не спит, не спит четвертую ночь. Как случилось, что мы попали в окружение? Об этом долго рассказывать, да и нет охоты, так как до сих пор еще не все ясно. Одно бесспорно - что всюду, куда ни ткнись, немецкие танки, автоматчики или огневые точки. Четвертый день наше соединение ведет круговую оборону в этом кольце. По ночам кольцо вокруг нас обозначается заревом пожаров. Они вспыхивают то там, то сям по горизонту, придавая небу причудливую розоватую окраску. Великолепные золотые ветви вырастают в темноте.

Зарево, перекатываясь, ползет по степным далям и гаснет, вспыхивая в другом месте. Под утро уходим из села. Суровые, встревоженные лица колхозников.

Вереницы грузовиков и подвод. Тылы стягиваются к центру кольца. Строевые части отходят, перегруппировываются для решительного, прорывного удара. В ближайшие часы надо ожидать решительного боя.

Нет никакого сомнения в том, что соединение прорвется из окружения. Но как это будет? Вот что не выходит из головы каждого командира. И в этой грозной обстановке произошло одно событие, которое имеет для меня огромное значение. Опишу тебе это событие подробно. Сегодня днем я приехал в свое подразделение. Отсутствовал я двое суток. По дороге, уходя из села, в которое вступил немец, я забрал боеприпасы, которые не успели вывезти растерявшиеся тыловики. Забрал двух тяжелораненых, отвез их от переднего края.

Всю ночь я возил на машине ящики с гранатами и двух стонущих, истерзанных людей. Перепуганные военврачи отказались их принять. Я грозил им наганом, но это еще больше их испугало. Тогда я бросил этих чертей, разыскал родильный дом на селе и сдал туда раненых.

Приказал замаскировать их на случай прихода немцев. Когда я уходил, один из них притянул меня за ворот гимнастерки и поцеловал в губы.

А он в эту минуту был мне дороже моего будущего. В этих действиях моих нет ничего особенного, так как каждый из нас часто делает подобные дела, но все-таки было приятно вернуться в подразделение с сознанием, что оторвался недаром.

Итак, я приехал в боевом настроении. Еще не успел ничего доложить комиссару, как собралось партийное бюро. На повестке дня - прием меня в партию. И вот я - как есть - черный от грязи, заросший щетиной - сижу в зарослях кукурузы.

Вокруг меня товарищи - члены партбюро и партийный актив. У каждого в руках автомат или винтовка. Вокруг в кукурузе гуляют дозорные. Такова обстановка приема меня в партию. Секретарь партбюро, политрук Алексей Царук, зачитывает мое заявление и рекомендации товарищей - командиров-коммунистов. Они знают меня только с начала войны.

Но по санкции военкома соединения меня принимают в партию как воина Красной Армии, отличившегося в боях, то есть согласно новому постановлению ЦК ВКП б. Что это за удивительные рекомендации: Я смотрю в землю, потому что у меня пощипывает.

Ты понимаешь, я всегда чувствовал, что буду вступать в партию в обстановке жестокой борьбы. Но действительность превзошла все мои предчувствия. Я вступил в партию в тот момент, когда все соединение находится в окружении, то есть накануне решающего смертельного боя для меня и моих товарищей. На душе у меня удивительно спокойно и хорошо. В боевой обстановке я и вообще спокоен, а теперь к этой всегдашней уравновешенности прибавилось еще новое чувство.

Сознание того, что я прожил свою жизнь не даром, и если придется умереть, то не даром умру. И на тебя я надеюсь. Если ты останешься одна, то это тебя не сломит. Ты замечательный, честный и цельный человек. Сейчас получил донесение, что противник в четырех километрах с левого фланга. Рудаков говорит, что мы стоим на пятачке на одной ноге - другую поставить некуда.

Сейчас вышел на улицу. Зарево по всему горизонту и какая-то хреновая трескотня. Ни черта не поймешь. Но мы тертые калачи, нас не испугаешь. А вот новое донесение. С левого фланга наших частей. Кругом мы держим оборону. Сейчас подошел старший политрук Гридчин и сунул мне два печенья. Откуда он их достал, не представляю. Но не съел, а принес.

Создатель прекрасных книг "Танкер "Дербент"" и "Инженер", видный писатель и журналист Юрий Соломонович Крымов, как и большинство собратьев по перу, в первые же дни войны добровольно ушел на фронт, стал литературным сотрудником газеты й армии "Советский патриот".

Сугубо мирный человек, инженер-радиотехник по образованию, служащий Каспийского нефтеналивного флота, писатель по призванию, он стойко выдерживал трудности и невзгоды боевой походной жизни. В районе села Богодуховка, что в Полтавской области, сотрудники газеты, выходя из окружения, наткнулись на гитлеровцев.

В ночь на 20 сентября года разгорелся решающий бой. На рассвете местные жители стали хоронить павших воинов. У кукурузного поля колхозник Алексей Коваленко и его летний сын Василий подобрали изувеченный труп красного командира. На залитой кровью гимнастерке поблескивал орден Трудового Красного Знамени.

История культуры Усть-Каменогорска. XVIII – начала XXI веков

В кармане лежали военный билет, орденская книжка на имя Юрия Крымова и недописанное письмо. Семья Коваленко бережно хранила найденные документы. Письмо, пропитанное кровью, долго не поддавалось прочтению. После кропотливых трудов текст письма, за исключением немногих слов, удалось восстановить. Были ли вы в селе Богодуховка? В центре этого заново отстроенного, неузнаваемо похорошевшего поселка есть братская могила участников гражданской войны. Неподалеку от нее установлен памятник. Привет милой Марусе и сыночку Жене.

Оказался проездом в Звенигорде. Передай привет папаше и мамаше и др. Солнцев В середине октября года небольшой городок Руза, что расположился в живописных местах Подмосковья, превратился в неспокойный прифронтовой город. Сводки Совинформбюро приносили нерадостные вести. В сторону Москвы почти без перерыва, ночью и днем, летели тяжелые бомбардировщики с черными фашистскими крестами. А по дорогам к линии фронта двигались части Красной Армии.

Повсюду кипели оборонные работы: В один из дней в кабинете секретаря Рузского райкома партии Павла Абрамовича Ткачева собрался партийно-советский актив. На повестке - важные и сугубо секретные вопросы: Обсуждение неотложных дел продолжалось до утра. Не все удалось решить окончательно: Особые трудности возникли с дислокацией основного партизанского отряда: Секретарем подпольного райкома партии и командиром партизан утвердили Павла Абрамовича Ткачева, комиссаром отряда единодушно назвали Сергея Ивановича Солнцева - летнего коммуниста-чекиста, начальника Рузского районного отдела УНКВД.

В день заседания партийного актива Солнцев перешел на полулегальное положение, приступив к выполнению своих комиссарских обязанностей. Побывал в Москве, в обкоме партии и областном штабе, в Звенигороде, установил связи со штабами сражавшихся под Рузой советских частей, проводил жену с сыном в тыл, запасся номерами газеты "Правда" за последние дни: Гитлеровцы вошли в Рузу 25 октября года.

Начались аресты, расстрелы, вербовка холуев-прислужников из антисоветчиков и уголовных элементов. Партизаны, рассредоточившись по окрестным лесам, по землянкам-"схронам", внимательно следили за врагом, доставляя в штаб отряда добытые разведданные. По заданию советского командования Сергей Солнцев и его помощник Петр Сычев проникли в Можайск, изучили движение противника по дороге Можайск - Звенигород.

Убедились, что он наступает на Москву окружным путем, обходя основными силами Рузу и Звенигород. Полученные разведданные штаб партизанского отряда отправлял с верными связными за линию фронта. Солнцевым, части советских войск разгромили фашистский штаб в деревне Вишенки и целую группировку гитлеровцев. Подразделение й стрелковой дивизии уничтожило солдат и офицеров противника, артиллерийскую установку и пулеметные гнезда Солнцевым вместе с боевыми товарищамипроведение по деревням тайных митингов накануне й годовщины Великого Октября, организацию собственной типографии и выпуск для местного населения партизанской газеты "На боевом посту", распространение листовок, издаваемых политическим управлением Западного фронта и доставляемых в штаб партизанского отряда его разведчиками-связными, покушение на начальника отделения гестапо в Рузе Ганса Вернера, спасение от угона в Германию юношей и девушек, нападение на вражеские обозы на проселочных дорогах и многое другое.

Сотни жителей района помогали партизанам и подпольщикам, ряды их пополнялись новыми бойцами. Но и враг не дремал: Снег и наступившие морозы осложняли действия П. Солнцева и их боевых товарищей. Каждое столкновение с противником уносило жизни партизан и подпольщиков.

В одной из схваток с гитлеровцами, близ деревни Велкино, Сергей Иванович был ранен в плечо, но тем не менее вскоре отправился во главе группы разведчиков на новую операцию. У деревни Андреевской каратели сумели окружить горстку храбрецов. Вражеская пуля тяжело ранила Солнцева. Прикрывая огнем из автомата товарищей, он стрелял до тех пор, пока из-за потери крови не лишился сознания. В нем еще теплилась жизнь, когда его доставили к шефу полиции в Рузе Шмидту. Несколько дней и ночей пытали Солнцева.

Он умер, как и боролся, героем. В минуты, когда приходило сознание, вспоминал свою жизнь, фабрику "Красное знамя", где подростком вошел в крепкую и дружную рабочую семью, веселую Маришку, ставшую его женой и матерью курносого Женьки, школу профдвижения в Подольске, вступление в партию коммунистов. На гибель комиссара партизаны и подпольщики ответили рядом ударов по врагу.

Освободили Рузу в начале января года.

знакомства василий антипов быково

Солнцева было с почестями перезахоронено. Сейчас над его могилой возвышается памятник. Документы о его славной жизни и деятельности хранятся в архивах, а последняя записка - у Марии Васильевны и Евгения Сергеевича Солнцевых.

poipairuggven.tk Бибилиотека. Туристские тропы Калужской области

Памяти героя посвящена книга А. Ефимова "Сердце чекиста", выпущенная в году Политиздатом. Пишу в одной квартире, в одном городе, где наша часть заняла оборону. Это письмо я пишу под аккомпанемент нашей артиллерии, которая посылает гадам "гостинцы". Сегодня четыре месяца, как идет война Пока жив и здоров, чувствую себя хорошо, уверен, что победа за нами. У немцев уже воинский дух сел, они уже стали сами приходить к нам и сдаваться. Видно, у них несладко.

Что слышно у вас? Напишите что-нибудь о папе. Где вы работаете и чем помогаете фронту? А мы, бойцы-фронтовики, обещаем разгромить ненавистных фашистов, и на великом празднике Победы вместе если буду жив будем торжествовать. До свиданья, привет родным и знакомым, будьте здоровы, целую.

Ваш сын Миша Блюмин. С кем имеете переписку? Действующая армия, полевая почта, й стр. Михаил Блюмин был связистом. В составе го стрелкового полка ему, как и многим его друзьям, пришлось участвовать в тяжелых оборонительных боях.

Но он верил в победу и писал об этом родным и знакомым. Полно оптимизма и письмо от 22 октября года. Лишь в конце апреля года родные Блюмина узнали о причине молчания Михаила: Он встретил немецких автоматчиков. Завязался жестокий и неравный бой. Храбро и мужественно дрался связист-комсомолец.

Огнем своей винтовки он убил трех автоматчиков. Остальные отошли, ошеломленные дерзостью и мужеством Только теперь Блюмин почувствовал жгучую боль в груди. Поверх шинели проступила кровь: Он упал, теряя силы. И в последние минуты, достав блокнот, он начал писать. Алые пятна расползались по листку бумаги. Через несколько часов наши бойцы нашли бездыханное тело Блюмина.

Стена | ВКонтакте

В левой руке его был зажат блокнот. В нем большими неровными буквами было написано: Нет, не встретимся мы с. Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну.

Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху. Вот так из трех танкистов остался.

В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не все сделали. Но мы сделали все, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам.

Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться.

Они никогда не постареют, не поблекнут. Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь.

Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов. У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к. Твой Иван Колосов На Смоленщине, у одной из дорог, на постаменте возвышается советский танк с бортовым номером На этой машине все первые месяцы войны воевал младший лейтенант Иван Сидорович Колосов - кадровый танкист, начавший свой боевой путь еще от Халхин-Гола.

Экипаж - командир Иван Колосов, механик Павел Рудов и заряжающий Василий Орлов - как нельзя лучше походил на персонажей популярной в довоенное время песни о трех танкистах: Бои с гитлеровцами были жестокими.

Враг за каждый километр советской земли платил сотнями трупов своих солдат и офицеров, десятками уничтоженных танков, пушек, пулеметов. Но таяли ряды и наших бойцов. В начале октября года на подступах к Вязьме замерли сразу восемь наших танков.

Получил повреждение и танк Ивана Колосова. Погиб Павел Рудов, был контужен сам Колосов. С наступлением темноты удалось завести мотор, и танк с номером 12 скрылся в лесу. Собрали с подбитых танков снаряды, приготовились к новому бою. Утром узнали, что фашисты, обогнув этот участок фронта, все же продвинулись на восток. Или бросить подбитую машину и пробираться к своим? Посоветовался командир с заряжающим и решил выжать из танка все, что возможно, и воевать тут, уже в тылу, до последнего снаряда, до последней капли горючего.

В тот день было уничтожено около сотни гитлеровцев. Затем с боями двинулись на восток. По дороге танкисты не раз нападали на колонны и обозы врага, а однажды раздавили "опель-капитан", в котором ехало какое-то фашистское начальство.

Наступило 24 октября - день последнего боя. О нем рассказал своей невесте Иван Колосов. У него была привычка регулярно писать письма Варе Журавлевой, что жила в деревне Ивановке, недалеко от Смоленска. В глухом и отдаленном от селений бору-верещатнике однажды наткнулись на поржавевший танк, укрытый густыми лапами ели и наполовину ушедший в землю. Три вмятины на лобовой броне, рваная дыра на боку, заметный номер Когда танк открыли, то увидели у рычагов останки человека - это и был Иван Сидорович Колосов, с револьвером при одном патроне и планшетом, в котором лежали карта, фотография любимой и несколько писем к ней Эту историю на страницах газеты "Правда" рассказал Е.

Максимов 23 февраля года. Районное село Всходы, Смоленской области. Поздняя осень, грачи улетели, Лес обнажился, поля опустели Снег стаял, трепещут оставшиеся на деревьях листья и летят в одиночку по воздуху. В селе безлюдно, люди прячутся в немногих пригодных для жилья зданиях. Оживлен лишь тракт, по которому движутся немецкие машины всех видов и размеров, иногда длинные эшелоны пленных.

Горе осенило своим крылом Родину. Сейчас я прежде всего раненый. Рана на ноге улучшается, но медленно, так как я растравляю ее: А проще говоря, санитар при временном лазарете для советских раненых в селе Всходы. Сперва я был на перевязках и операциях и по уходу без прикрепления к палатам.

Теперь за мной сохранили на операциях общий наркоз и прикрепили детскую палату. В ней 6 пациентов: Густой трупный смрад от загнивших ран Плотный, тягучий, липкий воздух насыщен стонами, животным воем, дикими выкриками В тусклом полумраке от коптилки страдальчески светится голубой глаз другой выбит мальчика, хорошего мальчика с разорванным осколком животом. Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на о[2] Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше все погибнем до одного, чем сдадим наш остров.

Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать, с честью выполнив свой долг перед Родиной. По поручению подписали] Курочкин, Орлов, Конкин. В течение двух месяцев в тылу врага небольшой гарнизон Моонзундского архипелага оборонял острова Советской Эстонии.

Оттягивая на себя значительные силы немецко-фашистских захватчиков, горстка храбрецов уничтожала живую силу врага, топила его боевые корабли и транспорты, сбивала самолеты. Последние бои произошли на мысе Тахкуна - самой северной части острова Хиума Даго. На острове Хиума находился северный укрепленный сектор с небольшим гарнизоном моряков. На западе, в районе Нурсте, на 30 катерах подошел усиленный батальон гитлеровцев, на юге, в районе Теркма, на 15 самоходных баржах было доставлено до полка пехоты.

Десант поддерживался огнем батарей с острова Саарема, с вражеского крейсера и четырех миноносцев. Защитники острова Хиума открыли огонь по десантным судам противника, орудия береговой батареи в упор расстреливали наседавших врагов и потопили около двух десятков барж и катеров с войсками и техникой противника, но фашисты подбрасывали все новые и новые силы.

Пользуясь темнотой, они высадились на берег и начали наступление. Южное побережье острова обороняли бойцы го инженерного батальона. Пулеметчикам батальона удалось задержать наступление фашистов. Несколько дней продолжались упорные бои. Он проходил от Таресте на запад, прикрывая мыс Тахкуна. Командование Краснознаменного Балтийского флота приняло решение эвакуировать гарнизон острова на полуостров Ханко.

Однако штормовая погода не давала возможности кораблям подойти к острову. Лишь 19 октября к острову Хиума стали подходить катера и снимать защитников. Группе моряков поручили прикрывать эвакуацию. Во время короткого затишья они написали прощальное письмо, дав клятву защищать родную землю до последнего патрона, до последней капли крови. Запечатав его в бутылку, они бросили ее в море. Письмо героических защитников Моонзундских островов хранится в Государственном музее истории Ленинграда, опубликовано в книге Ю.

Чернова "Они обороняли Моонзунд" М. Волхов Здравствуй, моя дорогая жена Станислава, дочь Валенька и мама! Простите, что я плохо пишу: Спешу сообщить, что я жив, скоро вступаем в бой. Может быть, это письмо будет и последним, мои дорогие. Дорогая жена, смотри дочь и досмотри мою мать. Если от меня больше весточки не получишь, то знай, что я отдал свою жизнь честно за вас и за свою любимую Родину.

Будьте счастливы - ваш муж и отец. Николай Трофимович Гатальский был кадровым командиром Красной Армии. Коммунист с года, он всегда стремился быть в гуще жизни: После окончания военной школы его направили на работу в ю дивизию, где он с любовью воспитывал в воинах лучшие качества советского человека. Когда грянула война, политрук Гатальский был переведен в другую часть, которая сражалась на Ленинградском фронте.

Гаталъский Под Ленинградом шли упорные бои. Жарко было и у небольшой деревушки Морозове, где занимало оборону подразделение Гатальского. Защитники города Ленина стояли насмерть. Утром 13 ноября года гитлеровцы вновь предприняли атаку. Трудно, очень трудно было сдерживать озверевшего врага. Казалось, еще немного - и горстка героев будет смята.

И именно тогда встал во весь рост политрук, за ним остальные. С последними гранатами и криком "ура! Когда бой утих, на снегу, в окружении черневших трупов фашистов, лежал убитый политрук. Бойцы бережно подняли героя и похоронили Николая Трофимовича Гатальского на окраине деревни. Гатальского получено редакцией от его жены Станиславы Ивановны.

Позже по просьбе составителей книги Станислава Ивановна прислала фотографию Николая Трофимовича - ее не было в предыдущих изданиях. От мала до велика здесь помнят и знают годы войны, где шли тяжелые бои по защите Волхова и Ленинграда, где вся земля окрест была изрыта взрывами снарядов и полита кровью наших родных и близких". Гатальский погиб в бою. Во-первых, спешу вместе с тобой разделить радость. Мура, ты, вероятно, не раз слышала по радио и очень много пишут в газетах о героических делах бойцов, командиров и в целом о нашей части.

Мура, сегодня приказом фронта сотни бойцов, командиров дивизии награждены орденами Союза. Два дня тому назад я награжден третьим орденом Красного Знамени. Это еще, Мура, только начало. Я думаю, скоро моя дивизия должна быть гвардейской, есть уже три героя. Наш девиз - быть всем героями. Следи за газетами, ты увидишь о делах большевиков. Теперь, Мурочка, кате там вы живете, как дела в Киргизии, как учатся ребята и, наконец, как живет моя Макушечка?

Очень о вас соскучился, но думаю, скоро конец фашизму, тогда опять будем строить великое дело коммунизма. Панфилов Валя[1] себя чувствует хорошо, я думаю, что скоро и она будет орденоноска, приняли ее в партию, работой ее очень довольны.

Дорогая Мура, ты очень скупа, совершенно не пишешь. За все время от тебя получил одно письмо. Пиши чаще, ты знаешь, как хорошо, когда получишь весточку из дома. Целую крепко тебя и детей: Женю, Виву, Галочку и мою дорогую Макочку.

Действующая армия, штаб дивизии. Иван Васильевич Панфилов родился 1 января года в городе Петровске ныне Саратовской области в семье мелкого конторского служащего. С 11 лет начал трудовую жизнь. В году был призван в армию и после окончания учебной команды в чине унтер-офицера направлен в й Ольпинский пехотный полк.

В октябре года добровольцем вступил в 1-й Саратовский полк, который влился в ю стрелковую дивизию под командованием В. За боевые дела на фронтах гражданской войны И. Панфилов в году был награжден орденом Красного Знамени. После окончания Киевской объединенной пехотной школы в году направлен в Среднюю Азию. В году за участие в боях с басмачами И. Панфилов получил второй орден Красного Знамени.

В году он был назначен военным комиссаром Киргизской ССР. На этом посту его и застала Великая Отечественная война. В начале июля года И. Панфилов выехал в Алма-Ату, где приступил к формированию стрелковой дивизии. К октябрю года дивизия заняла рубеж обороны под Москвой, близ Волоколамска, протяжением 44 километра.

Три пехотные дивизии, одна мотодивизия и одна танковая дивизия фашистов действовали против панфиловцев. Семнадцать суток панфиловцы сдерживали натиск гитлеровских дивизий, рвавшихся к Москве. Две недели бойцы й стрелковой дивизии перемалывали силы противника, чему в немалой степени способствовали личное мужество и воинское мастерство командира дивизии генерал-майора Панфилова. Он появлялся на самых трудных участках, быстро и умело принимая нужные решения.

В те дни с командиром й дивизии не раз встречался командующий й армией генерал К. Позже он вспоминал о беседах с Иваном Васильевичем, которые сразу убедили его в том, что этот командир обладает глубокими знаниями и богатым практическим опытом. Простое, открытое лицо, некоторая даже застенчивость.

Вместе с тем чувствовалась в нем кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужные моменты. О своих подчиненных он отзывался очень уважительно. Видно было, что хорошо знает каждого из них Панфилова, боевого брата "самого Чапаева", как его часто называли бойцы дивизии, на фронте уже тогда складывались легенды. Враг сосредоточил здесь громадные силы. Один из первых ударов приняли на себя части панфиловской дивизии.

У железнодорожного разъезда Дубосеково 28 героев-панфиловцев в течение четырех часов вели бой с танками противника и не пропустили их к Москве. Позже ей было присвоено имя генерала Панфилова.

Уже после войны историки, изучая боевой путь Режицкой гвардейской мотострелковой ордена Ленина и ордена Суворова Краснознаменной дивизии имени Героя Советского Союза генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, скрупулезно подсчитали, что бойцы и командиры этой дивизии еще при жизни своего славного командира в боях за Москву противостояли пяти фашистским дивизиям.

Панфилова с фронта жене - Марии Ивановне Панфиловой, говорящее о его безграничной вере в победу, благородстве души и самоотверженности, хранится в Центральном государственном архиве Киргизской ССР ф.

Оно написано на двух листах линованной бумаги, вырванных из блокнота. Одна из улиц столицы названа именем героя. Завтра я умру, мама.

Ты прожила 50 лет, а я лишь Ведь я так мало сделала! Хочется жить, чтобы громить ненавистных фашистов. Они издевались надо мной, но я ничего не сказала.

Я умираю, зная, что все отдавала победе. За народ умереть не страшно. Пишу это письмо перед смертью. Ты его получишь, а меня уж не будет на сеете. Ты, мама, обо мне не плачь и не убивайся. Я смерти не боюсь Мамочка, ты у меня одна остаешься, не знаю, как ты будешь жить. Я думаю, что Зоя тебя не бросит. Ладно, моя милая, доживай как-нибудь свой век.

Мама, я все же тебе немного завидую: Писать кончаю, не могу больше писать: Знаешь, мама, обидно умирать. Ну ладно, прощай, моя милая старушка. Как хотелось бы посмотреть на вас, на тебя, на Зою, милого Женечку, если сохраните его, расскажите ему, какая у него была тетя.

Целую вас всех и тебя, мою мамочку. Комсомолка Вера Поршнева одна из первых вступила в Молодо-тудский партизанский отряд Калининской области. Ровесница Октября, она прошла сложную и трудную школу жизни. Росла без отца, рано стала работать. До войны была библиотекарем, литературным сотрудником районной газеты. Много и упорно училась, охотно выполняла общественные поручения.

Когда враг захватил многие города и села западных районов Калининской области, Вера окончила курсы пулеметчиц и добилась назначения в партизанский отряд, где проявила себя находчивым и храбрым бойцом. По заданию командования отряда партизанка проникла в немецкую комендатуру. Она стала лучшей разведчицей отряда.

При выполнении ответственного задания в тылу врага Веру выдал предатель. Это произошло в небольшой деревушке Борисовке. Двенадцать дней гестаповцы истязали девушку, допрашивали и глумились над нею. Ничего не добившись, палачи пошли на хитрость: Используя первую же представившуюся возможность, Вера решила скрыться и вернуться в отряд. Но за ней неотступно следили, и через два дня ее снова схватили и бросили в каменный подвал одного из сараев.

знакомства василий антипов быково

Но лишь ненавистью наполнялись ее глаза, которые раньше, до войны, все называли добрыми. Вера знала, что скоро наступит ее смерть, но ни о чем не жалела, была уверена в победе над ненавистными фашистами. Ей было жаль свою мать. На клочке серой бумаги Вера написала ей несколько строк - в них и боль сердца, и разумное утешение, и уверенность в скорой победе.

Но передать эту записку незаметно не удалось. Незадолго до смерти она написала еще небольшое письмецо, которое зашила под подкладку пальто. Перед тем как расстрелять ее, озверевшие гестаповцы на теле героини раскаленным железом выжгли пятиконечную звезду.

Вера Николаевна Поршнева погибла 21 декабря года. Жители деревни похоронили ее за околицей, а когда пришла Красная Армия, перенесли тело девушки в братскую могилу. И только тогда была обнаружена под подкладкой ее пальто записка. Письмо от 30 ноября года находится в Калининском областном краеведческом музее. Оно было прислано в фотокопии составителям книги "Говорят погибшие герои" после первого издания. Я, сын ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце.

Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал. К середине ноября года немецко-фашистские войска захватили Крым, за исключением Севастополя. Оборона города продолжалась свыше восьми месяцев. Своей железной стойкостью, смелыми контратаками севастопольцы наносили врагу огромный урон в людях и в боевой технике, но и сами теряли многих и многих защитников города.

Гитлеровцы неоднократно бомбили дзот с воздуха, забрасывали его минами. Моряки-комсомольцы старшина второй статьи С. Кончались боеприпасы, ядовитый дым разъедал глаза, было трудно дышать. Многие моряки были ранены. На третьи сутки, в ночь на 19 декабря, к ним подошло подкрепление. Это были их товарищи - М. Они принесли боеприпасы, продовольствие и немного воды. Но силы были слишком неравными. Через несколько дней наши войска вновь отбили высоту. В разрушенном дзоте бойцы нашли девять павших героев - своих друзей.

В противогазе пулеметчика Алексея Калюжного был найден клочок бумаги - последнее письмо моряка, обращенное к советским людям. Я - командир пешей разведки го. Второй день в окружении. Против нас враг бросил батальон. Но мы не сдадимся живыми. Мы разгромили штаб го эсэсовского полка, захватили двух полковников, знамя, документы.

Около меня на полу эти два полковника, живые. Фашисты хотят спасти их, но не удастся. Из десяти разведчиков осталось шесть человек Около меня тринадцатилетний пионер Петя Сафронов из Калинина. Партизаны послали его к нам связным. Он не мог вырваться. Беспощадно боролся, уничтожил более 25 фашистов, получил шестнадцать ранений, погиб геройски.

Немецкий батальон окружил. Стремятся освободить своих полковников и уничтожить нас За это время уничтожили более фашистов Я - коммунист, с честью выполнил свой долг перед партией, перед народом. Бейте фашистов беспощадно, они сильны перед слабыми, а перед сильными они - ничто. Она приходит один. Прославляйте свою Родину своей преданностью. Я раньше высказывал ему мои варианты.

Он сидел напряженно, слушал, когда я читал и после прочитанного встал, смахнул набежавшую слезу, крепко обнял меня, поцеловал и сказал: Почему Шолохов не забрал ее сразу, как завершила работу писательская комиссия, и не отвез ее обратно, в Вёшенскую? Ответ на этот вопрос — в трудных, подчас трагических обстоятельствах жизни писателя, о которых уже подробно говорилось.

Шолохов жил и работал под неусыпным оком ОГПУ. Квартира Кудашева была для него, по терминологии его оппонента А. Мы уже говорили об отношении писателя к письмам, к чужим любопытствующим, часто — враждебным глазам, что заставило его быть предельно осторожным со своим архивом.

Эту осторожность он сохранял и после Великой Отечественной войны. Новиков рассказал об одной из своих встреч с М. В конце встречи, — пишет В. Но он дал ей наказ: Новиков ссылается в своем письме также на доктора филологических наук А. Шолоховым в Москву в году, после войны продолжала храниться у М. Чебановой, которой Шолохов строго наказал: Таким образом, были люди — прежде всего Ю. Почему же в середине х годов, когда началась атака на М.

Душа человеческая — потемки! Колодный высказывает предположение, будто Матильда Емельяновна не простила М. Шолохову того, что, несмотря на настойчивые просьбы В. Кудашева вызвать его на несколько дней с фронта, Шолохов не смог или не успел этого сделать. Лев Колодный ссылается на письмо ему Матильды Емельяновны от 26 апреля года, где по этому поводу есть такие строки: Ему не хотелось хлопотать, как сказал он мне, потому что он уже кому-то помог, и ему неудобно было повторять хлопоты.

А по-честному, был занят другим, многим известно. Сам же Шолохов потом плакал, что потерял лучшего друга. Далее в том же письме М. А в е, когда на него началась атака?. И когда, по свидетельству близких, он попросил Матильду Емельяновну вернуть рукопись, и получил отказ? Об этом мне рассказал во время записи беседы для Ростовского телевидения внук М. Такой же ответ после смерти М.

Шолохова получила от М. Чебановой и его семья. Хотя бы часть ее должна была где-то находиться Незадолго до смерти папы г. Колодным, который параллельно с нашими поисками занимался своими изысканиями. Но хождения наши были почти к одним и тем же людям. В году точную дату я, к сожалению, не помню мы: Они с Наташей жили тогда в Матвеевском. Говорила, что часть рукописей пропала при переезде на новую квартиру. Горевала вместе с нами, но не показала ни одного письма а муж не мог ей не писать!

Отношения у нас с Кудашевыми до последнего были по-родственному доброжелательными. Заподозрить их в чем-то никому не могло прийти в голову. Однако кощунственное утаивание рукописи состоялось, и совершила его Матильда Емельяновна. Возможно, причина тому кроется в словах Матильды Емельяновны из письма к Колодному: В интервью, которое Л.

Приведя по памяти строки из письма Кудашева жене от 8 августа года: Колодный комментирует это так: И Колодный не может об этом не знать. Шолохова с первых часов Великой Отечественной войны было безукоризненно нравственным. Уже 23 июня года, на другой день после начала войны, писатель дал телеграмму Наркому обороны: В автобиографии, датированной 5 апреля года, читаем: В армию призван в июле г.

Когда Кудашев телеграфировал Шолохову в Вёшки и слал ему письма с просьбой вызвать его с фронта, писатель уже был на фронте. Шолохова записано, что август, сентябрь и октябрь года он провел на Западном фронте в качестве военного корреспондента Я был рад его приезду вдвойне: Во время командировки на Западный фронт вместе с А. Петровым, — о которой, кстати, пишет в своих воспоминаниях Чебанова и упоминает в одном из писем Кудашев, — Шолохов познакомился с генералом Лукиным, позже попавшим в немецкий плен, а затем в советский лагерь.

После войны Шолохов вытащил его уже из нашего лагеря. Шолохов направляет письмо Сталину: Надо мысленно представить себе то время — июль, август, сентябрь, октябрь года, когда грозная опасность тяжелой тучей нависла над Москвой и страной, чтобы понять чудовищную несправедливость этих слов. Думается, что в этих обстоятельствах выполнить просьбу друга и срочно отозвать его с фронта ради передачи своей собственной рукописи Шолохову нравственно было не.

Произошло своего рода столкновение разноплановых интересов. Кудашев рвался на несколько дней в Москву, чтобы вернуть другу его рукопись, в историческом значении которой он отдавал себе полный отчет, и боялся, случись с ним беда, за судьбу этой рукописи. Как в воду глядел!. Шолохов в это время сам находился на передовой и не имел возможности немедленно вызвать Кудашева с фронта, хотя был уверен: Чебанова, ставшая женой В.

Она прямо винила Шолохова в гибели своего мужа. Возможно, в отместку за это она чисто по-женски приняла свое коварное решение: Подтверждение тому, что это было осознанное решение, находим в ее воспоминаниях, написанных во второй половине х годов, когда уже в полную силу была развернута атака на М.

Книга: Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

Шолохова по обвинению его в плагиате. Тот факт, что это — та самая рукопись, в беседе со Львом Колодным подтвердила и сама Матильда Емельяновна: Из двенадцати имеющихся у нее писем В. Кудашева с фронта, почти в каждом из которых затрагивается эта тема, она выбрала для публикации именно то, где о рукописи нет ни слова.

При этом Матильда Емельяновна не могла не знать о переживаниях писателя и о страданиях его семьи в связи с обвинениями в плагиате. Она рассказывает, например, о драматическом праздновании семидесятилетия М. Что должна была выйти из дома, а он остался бы один, лежал в постели, отдыхал, мое сердце почуяло что-то неладное, я зашла к нему, и он сумел только сказать: Нет никакого сомнения, что этот — уже второй!

А сам себя на этот раз он защитить был не в силах, поскольку главным аргументом — рукописью романа — он не располагал. Якименко рассказывал мне, что рукописи эти в Москве, что он их держал в руках. Но у кого и где — не сказал.

Шолохов долгие годы не пытался найти рукопись там, где он ее и оставил — у Кудашевых, М. Почему отец не искал рукопись? Да потому, что Кудашева скрывала, что эта рукопись у. И то, что пишет Колодный с ее слов, и то, что приводит он из письма ее, где говорится, что Шолохов знал, что рукописи у нее, — это вранье. Отец с мамой с огромным уважением и теплотой относились к этому семейству, и нас, детей, к этому приучили. Две было таких семьи: Мы, дети, считали, что они нам родственники или что-то вроде.

Мы как-то разговаривали с сестрой, Светланой, и она предположила, что Матильда Емельяновна просто ревновала Ревновала к той дружбе, которая была между отцом и Василием Михайловичем Кудашевым.

Василий Михайлович был человек с по-детски чистой душой, доверчивый, совершенно лишенный зависти. Когда отец пришел в литературу, Кудашев уже имел определенное имя, вначале даже патронировал отцу. Затем отец шагнул вперед, но отношения между ними нисколько не изменились.

Когда отец бывал в Москве, Кудашев мог и целыми неделями не появляться дома. Моя мать даже выговаривала ему: Точно так же, когда отец приглашал их в Вёшки, Кудашев жену никогда не брал. Он всегда приезжал один и мог здесь пробыть до тех пор, пока дела не заставляли его возвратиться в Москву.

И отсюда он ей не писал и не звонил. Может быть, она завидовала таким отношениям, не знаю. Отец еще живой был, когда мы спрашивали ее про эти рукописи. Она говорила, что они пропали во время войны. Сначала — что они сгорели, что пожар был в квартире после бомбежки, потом, что в квартире ее жил какой-то полковник, когда она эвакуировалась, и что он, якобы, мог забрать. Другой раз сказала, что утратила все бумаги при переезде с квартиры на квартиру.

Мы, вся семья, присутствовали при этих разговорах, и она утверждала, что ничего не сохранилось. Я с сестрой Машей приезжал к ней на квартиру в Москве, а потом и в Вёшенской, при матери, она отвечала: Теперь она написала, что Шолохов якобы сам ей оставил эти рукописи и сказал, мол, делай с ними, что хочешь.

И что рукописи сохранились — отец не знал. Забывают, что только благодаря обращению отца в Политуправление Красной Армии Кудашеву, рядовому ополченцу, дали офицерское звание и перевели во фронтовую газету.

Как же сразу после этого он мог бы хлопотать, чтобы Кудашева еще и вызвали в Москву? И в это же самое время, когда М. Шолохов был еще жив, она принимает Л. Колодного, демонстрирует ему рукопись и получает от него согласие быть посредником при ее продаже. Шолоховеды, ориентируясь на свидетельство М. Величко года, который видел письма Кудашева еще в годы войны, и на информацию, которая исходила от Ю.

Лукина, не раз обращались к вдове Кудашева с вопросом о рукописи. Она ответила ему категорически: Так же отвечала она и сотрудникам Института мировой литературы. Горького РАН, обращавшимся к ней с тем же вопросом. Чебановой оказалась вполне прозаичной. Шолохова и получить немалую выгоду. Но продать присвоенную чужую рукопись было непросто. Это можно было сделать только анонимно. Для этого был необходим посредник. И он появился у нее еще при жизни М.